skorkin_k


Культурная контрразведка


Previous Entry Share Next Entry
Бела Кун - "венгерский Ленин". Глава 8
skorkin_k
Завершение
Первая глава здесь.
Вторая глава здесь.
Третья глава здесь.
Четвертая глава здесь.
Пятая глава здесь.
Шестая глава здесь.
Седьмая глава здесь.


Наследие

В Венгрии 20-30-х годов, находившейся под властью консервативного правительства Миклоша Хорти, Бела Кун оставался образом «черта с рогами», выскочившего в 1919 из табакерки, а теперь злоумышляющего против Венгрии где-то за пределами страны. Это мифологическое восприятие «венгерского Ленина» хорошо отобразил в своей книге «Harmonia caelestis» венгерский писатель Петер Эстерхази: «Бела Кун, например, бежал из страны по воздуху. Во второй половине дня — часов около пяти — от Дома Советов, который помещался в гостинице “Хунгария”, взлетел самолет, перемахнул через Дунай, через Крепость на горе и, заложив лихой вираж, повернул к площади Вермезё. Аппарат вел сам народный комиссар. Летел он низко, метрах в двадцати от земли: даже лицо можно различить. Было оно, по обыкновению, бледное и заросшее щетиной. Скаля зубы, злодей поглядывал на стоявших внизу, а иным с озорной издевкой даже ручкой делал на прощанье. Карманы у него оттопыривались, набитые шоколадными конфетами, бриллиантами графинь, баронесс, драгоценностями, похищенными из храмов, дароносицами и разными другими сокровищами. На руки намотаны были толстые золотые цепочки».
Писатель Артур Кёстлер также столкнулся с этим отношением к Куну, когда в 1933, после поездки в СССР, он заехал в Будапешт, повидать родителей, и был вызван в полицию. Полиция интересовалась встречался ли Кёстлер с Белой Куном в Москве, и писатель, который в реальности не смог пробиться на встречу с коминтерновским вельможей, был вынужден соврать, что видел Белу Куна, иначе ему просто не поверили бы. «В любом случае, это была правильная линия поведения, они (полицейские – С.К.) напряглись и спросили с наивной серьезностью, правда ли, что Кун полностью облысел, что он делает карьеру в Кремле, и что, живя среди русских, по-прежнему свободно говорит по-венгерски? Мои положительные ответы, особенно на последние два вопроса, потешили, очевидно, их патриотические чувства».

(Артур Кёстлер)
Смех смехом, но постоянная угроза новой революции, планы которой вынашивали коммунисты, заставляли власти быть начеку. Тот же Кестлер пишет, что незадолго до его приезда в Будапеште были повешены два коммуниста, бывших участников коммуны 1919,  прибывших для нелегальной работы в Венгрию. Руководитель коммунистов подолья Матияш Ракоши в 1925 был осужден на 8 с половиной лет тюрьмы, по отбытию срока его вновь судили за преступления, совершенные им в годы венгерской революции, и приговорили к пожизненной каторге. После 15 лет заключения, в 1940 советское правительство выменяло его на трофейные знамена, захваченные русскими во время интервенции в революционную Венгрию в 1849 (и Ракоши стал новым вождем венгерских коммунистов).

(Ракоши - "венгерский Сталин")
Венгерские коммунисты продолжали играть роль «пламенных интернационалистов» в международном коммунистическом движении, активно они участвовали в гражданской войне в Испании, самым знаменитым был венгерский писатель-коммунист Мате Залка, командовавший 12-й Интербригадой. Он, как и Бела Кун, попал в русский плен под Луцком, после победы большевиков завербовался в один из создаваемых Куном отрядов красных мадьяр и принял активное участие в гражданской войне, партизанил в Сибири против армии Колчака, затем участвовал в ликвидации махновской армии в Украине. На родину больше не вернулся, занимал различные номенклатурные посты, одно время даже был директором Театра революции в Москве. В Испанию он отправился добровольцем, в республиканском лагере был известен под именем «генерал Лукач». В боях за оборону Мадрида от войск Франко Мате Залка был убит. Поэт Константин Симонов написал про него такие строчки:
Давно уж он в Венгрии не был
С тех пор как попал на войну,
С тех пор, как он стал коммунистом
В далеком сибирском плену.

(Мате Залка)
Другой венгерский коммунист Эрнё Герё («товарищ Педро») заслужил себе другую славу: он входил в состав карательной бригады НКВД, уничтожавшей в республиканском тылу политических противников Сталина, в частности при участии Герё был похищен и замучен до смерти лидер неортодоксальной социалистической партии ПОУМ Андрес Нин (его подозревали в связях с Троцким). Герё также надзирал над едущими в Испанию со всего мира добровольцами, будучи политкомиссаром Интербригад.

(Эрнё Герё)

Призрак Белы Куна, и особенно его «еврейского правительства», был катализатором антисемитизма в межвоенной Венгрии. После вспышки последовавшей следом за революцией, консервативному режиму Хорти удалось ввести национальную рознь в приемлемые берега, но в 30-е годы, на фоне неурядиц вызванных депрессией 1929, ультраправые подняли голову. В 1932 лидер венгерских фашистов Дьюла Гембёш стал премьер-министром, его программа «Национальный план действий» была полна угроз в адрес «немадьярских элементов», под которыми понимались, прежде всего, евреи. На арену вышел еще более радикальная организация, венгерский аналог национал-социалистов, «Скрещенные стрелы». Ее лидер отставной офицер Ференц Салаши, подобно Гембёшу (немцу), не был этническим венгром, среди его предков были армяне (Салаши это мадьяризированная фамилия Саласьян), словаки и немцы.

(Ференц Салаши - "венгерский Гитлер")
В 1939 Венгрия ввела расовые законы, по образцу гитлеровских, евреям закрывался путь к госслужбе, во всех сферах жизни устанавливалась процентная норма. Участие во 2-й мировой войне на стороне Гитлера способствовало дальнейшей фашизации Венгрии. Окончательно катастрофа наступила после оккупации Венгрии в 1944 нацистами, если до этого евреи подвергались унижениям и дискриминации, то теперь здесь полным ходом развернулось «окончательное решение», в ходе которого в лагеря смерти были депортированы 440 тысяч человек, из них половина погибла. В условиях краха Рейха, нацисты и их союзники из «Скрещенных стрел» (Салаши на короткое время стал правителем Венгрии) выместили свою злобу на евреях, почти половина из сосредоточенных в гетто евреев была уничтожена в этой жуткой резне. Отряды Пала Пронаи, известного нам, как неукротимого преследователя Белы Куна, убивали евреев уже в осажденном советской армией Будапеште. Всего в Венгрии в годы Холокоста погибли от 500 до 600 тысяч евреев, почти 70% одной из самых влиятельных в Центральной Европе общин.

После поражения Венгрии во 2-й мировой войне, в которой она участвовала на стороне Гитлера, вместе с советскими войсками в страну вернулись и коммунисты. Уже в 1947 коммунисты фактически установили однопартийную диктатуру по сталинскому образцу. Во главе государства оказался верный соратник товарища Белы Куна, товарищ Матияш Ракоши (Матиас Розенфельд), генеральный секретарь Венгерской партии трудящихся. Венгерским «Сталиным» тоже стал венгерский еврей. Евреями были и многие его соратники: министр обороны Михай Фракаш (Герман Лёви); упоминавшийся в прошлой главе Эрнё Герё (Зингер), сталинский палач в Испании, курировавший экономику; глава политической полиции Габор Петер (Беньямин Айзенберг), руководивший коммунистическим террором.
Все это время имя Белы Куна было под запретом, но в 1956 в Будапеште вспыхнула антикоммунистическая революция против режима Ракоши (ее вождем по иронии стал многолетний агент НКВД по кличке «Володя» Имре Надь). Учитывая национальный состав вождей, революция неизбежно сопровождалась антисемитскими эксцессами. Коммунистам с большим трудом, лишь с помощью советской интервенции, удалось подавить восстание, и они были вынуждены пойти на устуки. Ракоши был исключен из партии, его «культ личности» был разоблачен, до конца жизни развенчанный «венгерский Сталин» прожил в закрытом советском городе Арзамас. Удалены из политики были и его еврейские соратники.


(Будапешт, 1956)
Новый вождь Янош Кадар ориентируясь на Москву, где начались процессы десталинизации и возвращения к «ленинским нормам» партийной жизни, обратил внимание на фигуру Белы Куна. К тому времени он уже был реабилитирован посмертно, как жертва сталинизма, и вполне годился для идеологии «возвращения к истокам». Кадар официально объявил свою политику продолжением линии Белы Куна. Сам Янош Кадар, присоединившийся к партии в 30-е годы, Куна в глаза не видел и потому легко мог приписывать тому нужные взгляды, проводя свою либеральную политику, в ходе которой был построен «гуляш-коммунизм», относительно мягкий вариант советской модели. Венгрию называли «самым веселым бараком социалистического лагеря»: цензура и идеологический надзор не свирепствовали, страна была открыта для западных туристов, равно как и венгры могли свободно выезжать, мелкая частная инициатива не пресекалась, и благосостояние граждан росло. У многих венгров сохранилась ностальгия по временам Кадара.


(Янош Кадар)

Тут вспомнили и про семью Куна, скромно жившую в подмосковном Орехово-Зуево.   Зять Куна Антал Гидаш (1899-1980) и Агнесс (1915-1990) занимались переводами и популяризацией венгерской литературы, в частности Гидаш написал биографию любимого поэта тестя Шандора Петефи для серии ЖЗЛ. Миклош Кун и его русская жена Ольга работали в Орехово-Зуево врачами. В 1946 у них родился сын Миклош Кун-младший.
После реабилитации Куна в 1955 его семье была предоставлена трехкомнатная квартира в Москве, а вдове Куна назначили персональную пенсию в размере 1200 рублей. В 1957, после того, как венгерские коммунисты вновь признали Куна вождем и учителем, его семья была осыпана лаской партии – жене пенсию повысили (Ирене Кун планировалось платить 2000 рублей, но скупой Суслов урезал содержание до 1500), персональные пенсии были назначены также сестре Белы и сестре его жены. Вся семья была прикреплена к кремлевским врачам. А в 1959 они вернулись в Венгрию, Янош Кадар подарил семье Белы Куна роскошную виллу в Будапеште. В 1968 Ирена Кун издала в СССР книгу воспоминаний о муже, вышедшую в серии «Жизнь замечательных людей» (впрочем, вдова благоразумно окончила свои мемуары на событиях 1928 года).


Внук Белы Куна Миклош Кун стал известным венгерским историком. «До февраля 1956 и появления известных статей в «Правде» я не имел и представления о том, что у меня дед с такой судьбой. Мои близкие все это тщательно скрывали. Считалось, что если судьба семьи сложилась так трагично, то моя жизнь должна быть максимально спокойной», - вспоминал он (журнал «Время и мы» - №132 -1996). Миклош Кун написал книгу «Бухарин: его друзья и враги», работал на радио «Свобода». Впоследствии он способствовал изданию в Венгрии «Черной книги коммунизма», где немало страниц отведено деятельности его деда.
Интересна судьба и внука брата Белы Куна Шандора Степана Куна, о нем написал воронежский журнал «Подъем». После казни в 1937 отца его семья переехала в Тамбов, Степан был участником 2-й мировой войны, воевал на 4-м Украинском фронте, в боях был трижды ранен, последнее ранение закончилось ампутацией правой ноги. После войны, как он пишет в письме в редакцию, «чтобы не искушать дьявола (НКВД), вернулся на свою фактическую родину в Трансильванию». В 1956 в Румынии получил из СССР справку о реабилитации отца. Затем он уехал на другую историческую родину, в Израиль, где и живет в библейском городе Назарет. «Живу зажиточно. Бананы «жую кажные сутки», так как отношение к инвалидам Отечественной войны более чем хорошее. Пенсии, по вашим меркам, маршальские – тысяча триста американских баксов», - пишет в редакцию журнала бодрый старик.
В современной Венгрии имя Бела Куна часто всплывает в риторике венгерских ультраправых из партии Ёббик. Для них он воплощение «антинациональных сил», злая рука всемирного еврейства, так на открытии бюста адмирала Хорти в Будапеште один из идеологов этой партии Мартон Дъёндьёши заявил: «После краха коммунизма в 1989 г. политические наследники Б. Куна, М. Ракоши и других коммунистических преступников продали страну иностранным колонизаторам».
Тем не менее, в Будапеште в парке Мементо есть Мемориал Белы Куна.

В постсоветской России вокруг имени Белы Куна также идут дискуссии – из-за того, что его именем названы площадь в Москве и улица в Петербурге. Имя противоречивого исторического персонажа используется в политических игрищах, так сторонники конспиролога-сталиниста Николая Старикова провели акцию против десталинизации с плакатами казненных при Сталине лиц, которые и сами были причастны к массовому террору, в их числе и Белы Куна. Сторонник декоммунизации, историк Сергей Волков включил имя Белы Куна в «Черную книга имен, которым не место на карте России» (2004).



В завершении

История жизни Бела Куна – это история человека, подчинившего себя идее, которую он поставил выше «устарелых норм» морали и «буржуазного гуманизма». Он включился в захватывающую игру, где люди были человеческим материалом, который он умело подбрасывал в топку революции в Венгрии, России, Украине, Германии. То, что, в конце концов, в топку полетел и он сам, выглядит, если не справедливым, то, по крайней мере, закономерным. Конечно, Кун-революционер полностью заслоняет собою Куна-человека, о настоящих, непартийных мыслях и чувствах которого мало что известно. В этом тексте я попытался немного показать его не только как международного преступника и жестокого политика, но и собственно человека – склочного провинциального журналиста, неумелого семьянина, скороспелого вельможу со своими взлетами и падениями. Насколько продуктивна такая реконструкция судить читателям.

Источники:

Жизнеописания Белы Куна.

Мемуары его жены: Ирина Кун «Бела Кун» (серия ЖЗЛ). М., «Молодая гвардия», 1968.

Бела Желицки «Бела Кун». // Вопросы истории - №1 – 1989.
Общие работы:

Ласло Контлер «История Венгрии. Тысячелетие в центре Европы». М., Весь мир, 2002

Стефан Куртуа, Николя Верт, Жан-Луи Панне, Анджей Пачковский и др. «Чёрная книга коммунизма». 2-е издание. М, «Три века истории», 2001

Джозеф Ротшильд. «Східно-Центральна Європа між двома світовими війнами». К.: Мегатайп, 2001

Александр Ватлин «Германия в ХХ веке». М., РОССПЭН, 2002.

Jerry Z. Miller “Capitalism and the Jews”. E-book.

Г.Осипов «Интеллектуальная жизнь Будапешта». В кн. «История социологии Западной Европы и США».

Роберт Конквест «Большой террор». E-book/

Мемуары современников:

О Венгерской Коммуне - Arthur Koestler “Arrow in Blue. The First Volume of an Autobiography: 1905-31”. E-book

О подрывной работе Коминтерна в Европе:
Вальтер Кривицкий «Я был агентом Сталина. Записки советского разведчика». М., «Терра-Terra», 1991.
Arthur Koestler “The Invisible Writing. The Second Volume Of An Autobiography, 1932-40». E-book.

О красном терроре в Крыму: Роман Гуль «Я унес Россию. Апология эмиграции».

Карл Радек. Автобиография. В кн. «Деятели СССР и революционного движения в России»: Энциклопедический словарь Гранат. - Репринтное изд. - М.: Сов. энциклопедия, 1989.

Виктор Серж «От революции к тоталитаризму: воспоминания революционера». М, Праксис, 2001.

Лев Троцкий «Письмо венгерским товарищам» // Бюллетень оппозиции - №15-16, 1 августа-1930.

Лев Троцкий «Политические силуэты»//Сочинения. Том 8. М., 1926.

Нестор Махно «На чужбине. 1923-34. Записки и статьи». \ – о встречах с Куном.


Исторические исследования:

Арутюн Айрапетов «Красный граф» Каройи — первый президент Венгрии // Новая и новейшая история. — 2013. — № 3.

Николай Карпенко «Китайский легион». Луганск, Альма матер, 2007. (Много сведений о роли интернационалистов в гражданской войне)

Александр Лбов «Интернационалисты в гражданской войне 1918-22»// Прорыв - №2 – 2005.

Марк Лебов «Венгерская советская республика 1919 года». М., Соцэкгиз, 1959.

Béla Bodo “Paramilitary Violence in Hungary After the First World War» // East European Quarterly, No. 2, Vol. 38, June 22, 2004.

Юрий Фельштинский «Вожди в законе». E-book/ - про смерть Джона Рида

Кямран Агаев «Курс на Восток и борьба с Западом»\\ Каспаров.ру. – о съезде народов Востока в Баку

Сергей Волков «Трагедия русского офицерства». М., Центрполиграф, 2002.

Сергей Мельгунов «Красный террор в России (1918-1923)». М., 2008.

М.Мухамежданов «Коминтерн: страницы истории»\\Информационный гуманитарный портал

Александр Ватлин «Немецкий Пугачев»\\ Родина –№2- 2006 – про Макса Гельца.

Вадим Роговин «Партия расстрелянных». - про респрессии в Коминтерне



Справочная литература:

Краткая еврейская энциклопедия. В 11 томах.

Материалы Википедии.

Форум Studio Siberia – тема: The Hungarian Red Army

?

Log in