skorkin_k


Культурная контрразведка


Previous Entry Share Next Entry
К памяти жертв Катастрофы
skorkin_k
В 1942 боец польского Сопротивления Ян Карский прибыл в Англию со сведениями о массовом уничтожении евреев нацистами. Одним из тех, кто прорвал заговор молчания вокруг этой темы и обнародовал свидетельства Карского был писатель Артур Кёстлер, бежавший с континента в Англию и работавший на британском радио.
Вот как описывает эти обстоятельства биограф Кёстлера Майкл Скэммел.
«Кёстлер познакомился с Карским через польского эмигранта, актера Феликса Топольского, известного в Лондоне по своим сатирическим скетчам, а также доверенного агента польского правительства в изгнании. Кёстлер пригласил в студию к Топольскому Виктора Голланца (британский правозащитник и издатель, основатель Клуба левой книги –с.к.) и Элеонор Рэтбоун (феминистка, независимый депутат британского парламента-с.к.), где все трое слушали в гнетущем молчании, как Карский описывает массовые убийства в ужасающих деталях. Голланц впал в состояние близкое к истерике и вскоре слег с нервным срывом. Рэтбоун сделала ряд запросов в Палате общин, которые были осторожно отклонены правительством, и затем организовала Национальный комитет спасения жертв нацистского террора, в который Кёстлер вошел соучредителем. Кёстлер, тем временем, написал мощный текст для Европейской службы Би-би-си, который начинался словами «Моя фамилия Карский» и заканчивался «По последним оценкам, число евреев, умерщвленных этими способами, по приказам Гиммлера, составляет два с четвертью миллиона. Мне больше нечего добавить».
Однако западные правительства продемонстрировали к докладу Карского недоверие. Впоследствии Кёстлер написал в мемуарах о равнодушии западного общественного мнения к теме Холокоста: «В 1943, когда сведения о газовых камерах стали общедоступными, литературный ежемесячник «Горизонт» опубликовал главу из моей книги «Приезд и отъезд», которая описывает эпизод массового убийства. Я получил множество писем, в некоторых из них меня обвиняли в смаковании зверств на потеху своему больному воображению; другие наивно спрашивали: есть ли у этого эпизода подлинная основа? Я вначале спокойно отвечал, что члены моей семьи есть среди жертв, но в конце концов не выдержал.
«Коллективный ответ всем на все Ваши вопросы
Уважаемый сэр,
В своем письме вы задаете мне идиотский вопрос, являются ли события, описанные в главе «Смешанная перевозка» подлинными или это авторский вымысел.
Если бы я опубликовал главу о Прусте и упомянул в ней о его гомосексуальности, то вы вряд ли бы задали такой вопрос, поскольку вы считаете своим долгом об этом «знать», хотя доказательства данного конкретного знания менее доступны, чем сведения об убийстве трех миллионов людей. Вы покраснеете, если обнаружите, что не слышали имени какого-нибудь второстепенного современного писателя, художника или композитора; вы покраснеете, если не сможете узнать цитату из пьесы Софокла или Еврипида; но вы не краснеете и имеете наглость спрашивать о том, правда ли это, в отношении самой грандиозной резни в письменной истории человечества. Если вы скажете мне, что не читаете газет, Белых книг, и брошюр из ларьков Смита, то почему на основании чтения «Горизонта» вы объявляете себя интеллигенцией? Я не сожалею о своей грубости. Вам нет прощения – за эту вашу самоуверенность и невежество. Так как вы не чувствуете, вопреки разуму и здравому смыслу, стыд от того, что живете, в то время как другие обречены на смерть; а поскольку у вас нет чувства вины, боли, сострадания, которых вы начисто лишены, вы будете оставаться тем, чем вы есть – бездеятельными соучастниками.
С уважением, А.К.».

?

Log in

No account? Create an account