skorkin_k


Культурная контрразведка


Бела Кун - "венгерский Ленин". Глава 6
skorkin_k
Продолжение.
Первая глава здесь
Вторая глава здесь
Третья глава здесь
Четвертая глава здесь
Пятая глава здесь

Мировой пожар

После отзыва Куна из Крыма, Коминтерн нашел ему новое применение – помочь разжечь революцию в Германии. Еще осенью 1920 Кун вошел в состав Исполкома Коминтерна, теперь его включили в состав основного штаба мировой революции – бюро Исполкома, он же был избран и его секретарем.
В начале 1921 положение большевиков было крайне шатким – одолев своих прямых противников в лице белых армий, тем не менее, они столкнулись с еще более суровой угрозой: против большевистской власти начали подниматься те самые «народные массы», именем которых осуществляли свою власть большевики.
Та часть населения, которая разделяла лозунги большевиков и была готова терпеть неудобства в условиях гражданской войны, после разгрома белых больше не собиралась мириться с чрезвычайными нормами и стремилась, наконец, воспользоваться «завоеваниями революции». Крестьяне были недовольны продовольственной диктатурой, которая разоряла село и обессмысливала «черный передел» земли в 1917-18. Недовольство стал проявлять собственно и класс гегемон – пролетариат, переданные ему фабрики не работали, в городах был голод и холод. Заволновалась даже преторианская гвардия большевиков – революционные матросы в Кронштадте (в марте 1921 они поднимут восстание). Все это недовольство шло под лозунгами «Советы без коммунистов», то есть, принимая в целом идею советской власти и социализма, широкие круги рабочих и крестьян видели виновников кризиса в «комиссарах», то есть в большевистской бюрократической элите, отгородившейся от народа привилегиями и ставших новым господствующим классом. Признать свои ошибки лидеры большевиков, конечно, не могли, пойти на либерализацию режима тоже, иначе бы просто потеряли власть. «Ленинская диалектика» уже подсказывала нужный ответ – страну Советов захлестнула «мелкобуржуазная стихия», рабочий класс перерождается, сказывается отсталость России. Спасти мировую революцию в таких условиях может только ее победа в развитых европейских странах, прежде всего в Германии. Из этого выросла «теория наступления» Коминтерна – все силы надо бросить на экспорт революции в Европу, на разжигание мирового пожара. Идеологом этой политики стал глава Исполкома Коминтерна Григорий Зиновьев, одним из его ближайшим соратников – Бела Кун.


(Бела Кун и Григорий Зиновьев)

Read more...Collapse )

Бела Кун - "венгерский Ленин". Глава 5
skorkin_k
Продолжение
Первая глава здесь.
Вторая глава здесь.
Третья глава здесь.
Четвертая глава здесь

Эмиграция. "Крым - наш".

Бела Кун, его соратники и члены их семей бежали из Будапешта в Вену. Президент Австрийской республики Карл Реннер обещал предоставить им убежище. Однако прием вышел не очень гостеприимным, австрийские власти вполне резонно предположили, что Кун начнет в Вене готовить новую революцию и поэтому беглецов интернировали в крепости Карлштейн, на австро-чешской границе.

(замок Карлштейн)

Read more...Collapse )

Бела Кун - "венгерский Ленин". Глава 4
skorkin_k
Продолжение.
Глава первая здесь.
Глава вторая здесь.
Глава третья здесь.

Власть советов


Венгерская советская республика на тот момент была вторым в мире «пролетарским государством». Это накладывало на ее лидеров особые обязательства – Венгрия должна экстренно догонять Россию в сфере коммунистических преобразований, и по возможности ее перегнать. Декреты посыпались одни за другим – 26 марта были национализированы все предприятия, на которых трудились более 20 человек (вторая волна национализации коснулась совсем мелких предпринимателей, у которых трудилось более 10 человек, даже если речь шла о членах семьи). А поскольку у революционеров не хватало сил и компетенции управлять национализированными активами, то «народными управляющими» часто назначались бывшие собственники. Например, отец писателя Артура Кёстлера, уроженца Будапешта, владевший мыловаренным заводом, был назначен коммунистами руководить изъятым у него бизнесом. Далее последовала национализация жилья – нормой была признана одна комната на человека, три – на семью, начались принудительные «уплотнения буржуев». (Тот же Кестлер вспоминал, как в его квартиру пытались подселить красногвардейцев, но его мать ставшая грудью на защиту семейного гнезда прогнала пришельцев).

(Бела Кун на смотре красноармейских отрядов в 1919)


Read more...Collapse )

Бела Кун - "венгерский Ленин". Глава 3
skorkin_k
Продолжение.
Первая глава здесь.
Вторая глава здесь.

Путь к власти


Прибыв 14 ноября 1918 в Будапешт с паспортом на имя доктора Эмиля Шебештьена, Бела Кун первым делом устроил смотр рядов. Он встречался с молодыми радикалами, особенное внимание он уделял бывшим социал-демократам, исключенным из партии за левый экстремизм, революции нужны были преданные солдаты. Затем он отправился в Вену, в гости к лидеру австрийских социал-демократов Фридриху Адлеру.

(Фридрих Адлер)

Отец Фридриха Виктор Адлер, крещеный еврей из Праги, был отцом австрийской социал-демократии и старым приятелем лидера большевиков, именно Виктор Адлер после начала 1-й мировой войны помог Ленину, которого австрийские власти интернировали как российского подданного, выбраться в нейтральную Швейцарию. После провозглашения 31 октября 1918 Австрийской республики Виктор Адлер буквально в последние дни своей жизни занимал пост министра иностранных дел, умер он 11 ноября того же года. Если отец был типичным парламентским социалистом, то его сын Фридрих был настоящим радикалом. Протестуя против участия Австро-Венгрии в войне, он решился на отчаянный шаг – прямо в ресторане венской гостиницы 21 октября 1916 застрелил имперского премьер-министра Карла Штюргка. Троцкий патетически писал об этом теракте: «Как героический стрелочник на железнодорожном полотне, который вскрывает себе вену и сигнализирует об опасности смоченным собственной кровью платком, Фриц Адлер превратил себя самого, свою жизнь, в сигнальную бомбу пред лицом обманутых и обескровленных рабочих масс». Убийцу главы правительства приговорили к смертной казни, замененной затем на 18 лет тюрьмы. Освобожденный революцией Фридрих Адлер стал во главе образовавшихся в Вене советов. Ленин и Троцкий рассматривали его как потенциального вождя пролетарской революции в Австрии, однако Адлер впоследствии разочаровал московских вождей, направив австрийскую социал-демократию в мирное, парламентское русло.

(Виктор Адлер - отец австрийской социал-демократии)

Read more...Collapse )

Бела Кун - "венгерский Ленин". Глава 2.
skorkin_k
Продолжение. Первая глава здесь.

Большевик

В томском лагере для военнопленных Куна ждала встреча с группой радикально настроенных соотечественников. Ее неформальным лидером был лейтенант австро-венгерской армии Ференц Мюнних. До войны Мюнних изучал право на том самом юрфаке Коложварского университета, который так и не закончил Кун. Эта группа молодых младших офицеров была настроена крайне антивоенно, пребывание на фронте внушило им отвращение к мясорубке позиционной войны, все они сочувствовали идеям социализма. Другие военнопленные, настроенные патриотически, к участникам кружка Мюнниха относились негативно, считая их антивоенные разговоры предательскими.

(Ференц Мюнних)

Read more...Collapse ).

Бела Кун - "венгерский Ленин". Глава 1.
skorkin_k
Бела Кун – крайне зловещая фигура в истории Центральной и Восточной Европы. В истории родной Венгрии он стал человеком, который добился отождествления еврейства с коммунизмом, что имело самые трагические последствия для венгерских евреев – подозрительное отношение к одной из самых динамичных групп венгерского общества закрепилось на все межвоенные годы. «Наследие» Белы Куна давало о себе знать и много лет спустя после неудачного эксперимента по провозглашению советской власти в Венгрии в 1919: в годы 2-й мировой войны, когда венгерские националисты оказались сообщниками гитлеровского плана геноцида, обосновывая свою кровавую деятельность призраком Белы Куна, сгинувшего к тому времени в сталинской чистке, и в 1956, во время трагического восстания в Будапеште против коммунистов, которое приняло явный антисемитский характер, ведь во главе венгерских сталинистов, действительно стояли евреи из числа бывших соратников Белы Куна. В истории же СССР фигура Куна является каноническим образцом «интернационалиста» - агрессивного этномаргинала, охотно берущегося исполнять наиболее кровавые и грязные поручения режима, в итоге оказываясь в числе подлежащих уничтожению исполнителей. Имя Белы Куна до сих пор носят улицы и площади в России и Крыму, так что этот деятель не совсем «растворился в прошлом».
Биография Белы Куна - это история неистового подстрекателя революции, на которых так богата оказалась история Центрально-Восточной Европы в ХХ веке.



*****************
Read more...Collapse ).

Первый луганский демократ
skorkin_k
После Февральской революции первым председателем Луганского совета был социал-демократ (меньшевик) Григорий Михайлович Римский (псевдоним Ларин). Он был местным оппозиционным журналистом, редактором газеты "Донецкая жизнь". Однако в мае 1917 вскрылись его интересные связи с охранным отделением и ему пришлось уйти в отставку.
В 1920 он был арестован чекистами, но сумел сбежать из-под стражи, пробрался к белым в Крым, затем эвакуировался в Стамбул. В эмиграции работал в издательском товариществе "Пресса" и в выходившей в Стамбуле русско-французской газете Press de Soir. Издатель этой газеты петербургский журналист Зелюк перебрался в 1921 в Париж, где основал издательство Франко-русская печать, в котором выходили книги видных эмигрантов, например, там вышла книга "Правда о Сионских протоколах" с предисловием Милюкова (разоблачение известной антисемитской фальшивки). Римский следом, в 1922, переехал в Париж, где стал директором типографии этого издательства. Печатался в эмигрантской прессе, считался специалистом по "социально-политическим прогнозам". Заведовал отделом публицистики в газете "Общее дело", которую издавал в Париже Владимир Бурцев, знаменитый журналист, "охотник за провокаторами", разоблачивший Азефа. Автор мемуаров "Очерки безвременья" (очень луганское название). Умер 25 марта 1937 в Париже

Важные тексты 2016
skorkin_k
Для лучшего донбассоведческого ресурса написал историю донбасского сепаратизма.

Часть 1. "Романтический период"

Часть 2. "Коррупционный период" и эпоха "штурм унд дранга".

В журнале Eurozine вышел мой текст про милитаристическую постсоветскую фантастику и войну в Украине.

I dare suggest that most separatist militia fighters, if they have read anything at all, will have read "alternative history", "accidental time travel" and "martial arts fantasy" fiction. As an anonymous Russian political scientist specializing in Ukraine issues notes:

This is a very active subculture that had previously not been visible to the outside world. It has been generated by the following types of people: former military personnel, "not soldiers but dreamers" and the like, people who regularly play (often secret) computer war games, fans of apocalyptic literature, people preparing for a future war and learning to use firearms (99 per cent of these activities are wholly clandestine), plus some significant public figures around whom the rest of them gather (in this case, openly)


(no subject)
skorkin_k
Свежий фельетон про Бойко, Порошенко, Медведчука, Ахметова, Путина, Суркова, Павловского и будущее Донбасса.

Президент Украины является выходцем из той же социальной среды, что и Бойко, просто он принадлежит к условно «патриотической» части номенклатурно-олигархического бомонда, в то время как Бойко — к условно «пророссийской».Связующим звеном обеих групп является коррупция и склонность к закулисным «договорнякам».

(no subject)
skorkin_k

Закончилась прекрасная эпоха


?

Log in