?

Log in

No account? Create an account

skorkin_k


Культурная контрразведка


Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
skorkin_k
Прочитал про сына Савинкова Льва. Он родился в 1912 в Париже, его матерью была Евгения Ивановна Зильберберг, уроженка Елисаветграда, активистка партии эсеров, с которой Савинков жил в гражданском браке в эмиграции. После того, как Савинков в 1917 уехал делать революцию в Россию, Зильберберг и ее сын остались в Париже. Позже Евгения вышла за русского эмигранта князя Юрия Ширинского-Шихматова, который усыновил Льва Савинкова. Этот Ширинский-Шихматов был примечательной личностью: сын камергера, военный летчик и кавалергард, в гражданскую воевал в армии Врангеля, после эмиграции из России он зарабатывал на жизнь таксистом в Париже, а в свободное время разрабатывал идеологию национал-большевизма, и даже издавал в Париже журнал со знакомым названием «Завтра». Ширинский-Шихматов пытался создать синтез между социалистическим государством и «соборностью», национальным русским государством, он в целом был настроен лояльно к СССР, не поддерживал вооруженную борьбу с большевиками, а намеревался вовлекать в свою идеологию «колеблющихся» советских людей. Партийная диктатура, по его мнению, должна была смениться военной диктатурой «народного вождя» Красной армии. Сын Савинкова разделял идеи отчима и был членом редколлегии его журнала. Во время гражданской войны в Испании Лев Савинков отправился добровольцем воевать на стороне республиканцев, получил чин капитана, был тяжело ранен и заболел туберкулезом. Интересно, что выбраться из Испании ему помог советский разведчик Сыроежкин, который ранее участвовал в чекистской провокации против его отца.  Во время второй мировой войны, Лев Савинков был участником Сопротивления, помогал арестованным нацистами русским эмигрантам (впрочем, его отчима Ширинского-Шихматова отправили в Освенцим за просоветские симпатии и там его убили охранники в 1942), а в августе 1944 участвовал в поднятии красного флага над зданием советского посольства. После войны Савинков был членом Союза советских патриотов, агитировал за возвращение эмигрантов в СССР и сам собирался ехать (то есть, чуть было не пошел по стопам отца, которого чекисты заманили в ловушку), но благоразумно передумал. Дожил до 75 лет и похоронен в Париже.