?

Log in

No account? Create an account

skorkin_k


Культурная контрразведка


[reposted post]Владимир Сорокин БЕЛЫЙ КВАДРАТ (рассказ, 2017)
berlin
jewsejka wrote in ru_sorokin
reposted by skorkin_k



Владимир Сорокин

БЕЛЫЙ КВАДРАТ

Россия-вошь, белая движуха и свежевание телеведущего в новом рассказе Владимира Сорокина.

Владимир Сорокин специально для "Ленты.ру" написал рассказ "Белый квадрат". Текст посвящён режиссёру Кириллу Серебренникому, который в настоящий момент находится под домашним арестом в связи с обвинениями в мошенничестве.


http://sorokin.lenta.ru

.pdf

Сумасшедший министр
skorkin_k
Революция всегда выбрасывает на поверхность людей одержимых разными маниями, психически нездоровых и экзальтированных. В мирное время они незаметны, или пользуются репутацией городских сумасшедших, в минуты социального разлома, их экстравагантность неожиданно для окружающих становится востребованной, правда, не на долго. Ярким примером служит судьба доктора Франца Липпа, министра иностранных дел кратковременной Баварской советской республики 1919.
Об этом деятеле известно мало, но достаточно, чтобы описать его портрет. Франц Липп родился 9 февраля 1855 в Карлсруэ, столице великого герцогства Баден, на западе Германии, недалеко от франко-германской границы. После изучения права и философии в Геттингенском университете с дипломом доктора права, он работает скромным помощником библиотекаря.
На политической арене он появляется в 1880, когда становится журналистом, а затем и редактором в газете «Штутгартер Беобахтер», которая является органом Фолькспартей – Народной партии. Фолькспартей была самой левой из немецких либеральных групп и сотрудничала с социалистами в рейхстаге, ее сторонники находились в оппозиции к централизаторскому курсу Бисмарка, отстаивая самостоятельность южнонемецких католических государств. Липп выдвигается в ведущие партийные публицисты, женится на дочери одного из лидеров партии, вюртембергского либерала Карла Майера. В 1888 Липп становится редактором оппозиционной газеты «Хайльброннер Цайтунг». У него большие политические амбиции, тон газеты становится более агрессивным и наступательным. Уже в следующем году Липп выдвигает кандидатуру в вюртембергский земельный парламент, но проигрывает консерватору Готтлибу Вагнеру. Газета Липпа непрерывно конфликтовала с местными власть предержащими, прежде всего с мэром Гальбронна Паулем Гегельмайером. В 1889 Липпа арестовали по делу «об оскорблении величества», но он был оправдан по суду. Из-за преследований Липпу пришлось покинуть Германию, он уехал в Швейцарию, а затем в Италию, где стал сотрудником известной миланской газеты «Коррьере де ла Сера».
Французский журналист Амбруаз Гот, автор книги о  Баварской революции и ее лидерах, сообщал, что в это же время Франц Липп становится платным агентом немецкой разведки. Ему якобы удалось выкрасть секретные карты итальянского Генштаба, втеревшись в доверие к одному профессору географии из Падуи. Гот пишет, что впоследствии сам Липп похвалялся своими шпионскими подвигами, а князь Бюлов был очень удивлен, когда узнал, что его бывший секретный сотрудник стал революционером.
Непонятно, насколько Липп мог быть эффектным шпионом, так как в 1906 он впервые попадает в психиатрическую лечебницу, где ему ставят диагноз «мания величия». В 1908 он вторично становится пациентом психиатров, после неудачной попытки самоубийства.
В 1915 Франц Липп уезжает из Италии, вступившей в мировую войну на стороне Антанты, в нейтральную Швейцарию. Тот же Амбруаз Гот пишет, что там Липп внедрился в круги радикальных социалистов и будто бы даже участвовал в знаменитой Циммервальдской конференции. Французский журналист пишет, что «доктор Липп был миниатюрной копией Парвуса», намекая, что тот играл роль агента влияния немецкого влияния в среде русских революционеров, в частности, ведя переговоры с Карлом Радеком. Швейцария того времени была питательным бульоном для радикалов и авантюристов всех мастей, однако современный историк Рихард Шеппард считает слухи о швейцарской деятельности Липпа преувеличенными антигерманской пропагандой, во всяком случае, ни в одном перечне участников Циммервальдской конференции его имя не встречается.
Весной 1917 Липп возвращается в Германию, в Штуттгарт, где начинает вести пораженческую агитацию, он был помещен до конца войны под т.н. «защитный арест» - существовавшая в Германии форма внесудебного помещения под стражу лиц, подозреваемых в политической нелояльности.
Освобожденный Ноябрьской революцией доктор Липп примыкает к независимым социал-демократам и оказывается в Мюнхене, где местный вождь независимцев Курт Эйснер провозглашает Баварскую республику. В феврале 1919 Эйснер был убит монархистом Арко-Валлей, и в Баварии наступает кризис власти. Левые радикалы, вдохновляемые опытом российских большевиков и приходом коммунистов к власти в Венгрии, в ночь с 6 на 7 апреля 1919 провозглашают Баварскую советскую республику. На заседании Центрального совета рабочих и солдатских депутатов избирается правительство, названное по российскому образцу Советом народных комиссаров. Революционная волна выбрасывает на верх уже совсем случайных людей. Одним из них становится Франц Липп, который занял кресло наркома по иностранным делам. Глава первого советского правительства, будущий драматург Эрнст Толлер с недовольством описывает своего коллегу: «Доктор Липп, человек совершенно неясных компетенций, был предложен на пост наркома иностранных дел. Все его лицо было заросшим бородой, он был одет в сюртук; обе эти приметы показались мне исчерпывающей его характеристикой. Рабочий которого я спросил о том, что представляет собою доктор Липп, ответил, что он личный друг Папы Римского».
Оказавшись на высоком посту, Липп окончательно приходит в психическую нестабильность. Он шлет по все концы телеграммы эксцентричного содержания. Например, в одной из телеграмм, адресованной Ленину (или Римскому Папе Бенедикту, как пишет в мемуарах Толлер), он доверительно сообщал: «Подлый Хоффман (бывший глава баварского правительства) трусливо сбежал в Бамберг прихватив ключи от моего министерского туалета». В другой телеграмме, адресованной коллеге, министру транспорта он проникновенно пишет: «Дорогой коллега, я объявил войну Вюртембергу и Швейцарии (так!), потому что эти собаки не захотели передать нам 65 запрошенных локомотивов. Мы уверены в победе. Кроме того, я испрошу у Папы его благословения». Также он безуспешно пытается дозвониться по прямому проводу к французскому премьеру Клемансо, чтобы начать с ним переговоры о сепаратном мире для Баварии. (В то же время историк Гельмут Нойбауэр отмечает, что за время своего краткого пребывания на посту Липп успевает сделать одно доброе дело – выпустив из-под стражи русских военнопленных).
Липпа решено было отправить в отставку. Как это произошло с иронией описывает Толлер.

«Это вы отправили эту депешу?», - спросил я.
Липп осторожно взял в руки телеграмму, перечитал ее, и подтвердил, что она написана его рукой.
«Вы должны уйти в отставку. Мы уже подготовили текст вашего заявления, было бы здорово, если бы вы его подписали». Липп подскочил со стула, взметнув фалдами сюртука, выхватил расческу и привычными жестами стал расчесывать свою бороду в стиле Генриха IV, затем спрятав расческу, он взял ручку, и склонившись над столом, с досадой пробормотал: «Я делаю это только ради республики». Подписал и ушел.
Однако в тот же день он заявился в министерство, принес машинисткам цветы и собирался надиктовывать новые телеграммы. Его вежливо, но настойчиво выпроводили».

Карьера революционного министра была закончена, впрочем и остальное правительство Толлера вскоре было смещено коммунистами, продержавшись всего неделю. Во время попытки того самого главы законного правительства Баварии Хоффмана, якобы укравшего ключи от министерского туалета, вернуть контроль над Мюнхеном 13 апреля 1919 (т.н. «путч вербного воскресенья»), Липп был захвачен в плен противниками Советов. После разгрома Баварской коммуны правительственными войсками в мае 1919, Липп был отправлен в тюрьму Эбрах, но вскоре переведен в психиатрическую лечебницу в Эрлангене. В июне 1920 он был выслан из Баварии и поселился в Ульме.
Дальнейшая судьба безумного министра практически не известна. Известно, что после прихода Гитлера к власти Липп вновь объявляется в Италии и пишет сатирическое открытое письмо Гитлеру, однако достоверность того, что автор текста и знаменитый нарком одно лицо, находится под сомнением. Умер Франц Липп во Флоренции в 1937. 

К дню космонавтики
skorkin_k
Написал краткий гид по "космической опере", в т.ч. по советской.

https://gorky.media/context/kratkij-gid-po-kosmicheskoj-opere/"В советской фантастике отношение к жанру было скорее отрицательным. Космос, освоение которого было одним из государственных проектов, не мог быть местом для легкомысленных приключений и пережитков феодализма в виде звездных королей и принцесс. О жанре, который практически не переводился на русский язык, любили писать критики, обличавшие бездуховность Запада (автор, детство которого пришлось на последние годы «железного занавеса», о многих классиках жанра узнал именно из этих разгромных обзоров, содержавшихся в предисловиях к сборникам идеологически выдержанных советских фантастов). Тем не менее некоторым числом сюжетов может похвастаться и советская научная фантастика".</a>

Meltdown: нереализованный проект Джона Карпентера
skorkin_k
Оригинал взят у kiri2ll в Meltdown: нереализованный проект Джона Карпентера
1970-е часто называют золотыми годами жанра фильма-катастрофы. «Аэропорт», «Приключение "Посейдона"», «Землетрясение», «Вздымающийся ад» — эти картины стали настоящими хитами, собрав огромные для своего времени деньги в прокате. На волне успеха, голливудские продюсеры принялись наперебой скупать все аналогичные истории, которые можно было бы перенести на большой экран. Одной из них стал изданный в 1975 году роман «Кризис Прометея» за авторством Томаса Скортиа и Фрэнка Робертсона. Он рассказывал историю того, как цепочка из инженерных просчетов и человеческой халатности приводили к ужасающей катастрофе на только что построенной АЭС.
Read more...Collapse )

Tags:

Отец украинской демократии
skorkin_k
Начал проект про украинскую революцию 1917 в журнале People. IN.

https://people.in.ua/2017/02/strana/mihail-grushevskij-istorik-ne-odolevshij-istoriyu/>Профессор поспешил на родину, по дороге в Киев он попал в ужасный инцидент: вагон, в котором ехал Грушевский, загорелся — в огне погиб архив ученого и все личные вещи, а сам он чудом остался жив. В Киев Грушевский прибыл буквально в нижнем белье, на которое было накинуто пальто. Но Грушевский отмахнулся от грозного предзнаменования

К памяти жертв Катастрофы
skorkin_k
В 1942 боец польского Сопротивления Ян Карский прибыл в Англию со сведениями о массовом уничтожении евреев нацистами. Одним из тех, кто прорвал заговор молчания вокруг этой темы и обнародовал свидетельства Карского был писатель Артур Кёстлер, бежавший с континента в Англию и работавший на британском радио.
Вот как описывает эти обстоятельства биограф Кёстлера Майкл Скэммел.
«Кёстлер познакомился с Карским через польского эмигранта, актера Феликса Топольского, известного в Лондоне по своим сатирическим скетчам, а также доверенного агента польского правительства в изгнании. Кёстлер пригласил в студию к Топольскому Виктора Голланца (британский правозащитник и издатель, основатель Клуба левой книги –с.к.) и Элеонор Рэтбоун (феминистка, независимый депутат британского парламента-с.к.), где все трое слушали в гнетущем молчании, как Карский описывает массовые убийства в ужасающих деталях. Голланц впал в состояние близкое к истерике и вскоре слег с нервным срывом. Рэтбоун сделала ряд запросов в Палате общин, которые были осторожно отклонены правительством, и затем организовала Национальный комитет спасения жертв нацистского террора, в который Кёстлер вошел соучредителем. Кёстлер, тем временем, написал мощный текст для Европейской службы Би-би-си, который начинался словами «Моя фамилия Карский» и заканчивался «По последним оценкам, число евреев, умерщвленных этими способами, по приказам Гиммлера, составляет два с четвертью миллиона. Мне больше нечего добавить».
Однако западные правительства продемонстрировали к докладу Карского недоверие. Впоследствии Кёстлер написал в мемуарах о равнодушии западного общественного мнения к теме Холокоста: «В 1943, когда сведения о газовых камерах стали общедоступными, литературный ежемесячник «Горизонт» опубликовал главу из моей книги «Приезд и отъезд», которая описывает эпизод массового убийства. Я получил множество писем, в некоторых из них меня обвиняли в смаковании зверств на потеху своему больному воображению; другие наивно спрашивали: есть ли у этого эпизода подлинная основа? Я вначале спокойно отвечал, что члены моей семьи есть среди жертв, но в конце концов не выдержал.
«Коллективный ответ всем на все Ваши вопросы
Уважаемый сэр,
В своем письме вы задаете мне идиотский вопрос, являются ли события, описанные в главе «Смешанная перевозка» подлинными или это авторский вымысел.
Если бы я опубликовал главу о Прусте и упомянул в ней о его гомосексуальности, то вы вряд ли бы задали такой вопрос, поскольку вы считаете своим долгом об этом «знать», хотя доказательства данного конкретного знания менее доступны, чем сведения об убийстве трех миллионов людей. Вы покраснеете, если обнаружите, что не слышали имени какого-нибудь второстепенного современного писателя, художника или композитора; вы покраснеете, если не сможете узнать цитату из пьесы Софокла или Еврипида; но вы не краснеете и имеете наглость спрашивать о том, правда ли это, в отношении самой грандиозной резни в письменной истории человечества. Если вы скажете мне, что не читаете газет, Белых книг, и брошюр из ларьков Смита, то почему на основании чтения «Горизонта» вы объявляете себя интеллигенцией? Я не сожалею о своей грубости. Вам нет прощения – за эту вашу самоуверенность и невежество. Так как вы не чувствуете, вопреки разуму и здравому смыслу, стыд от того, что живете, в то время как другие обречены на смерть; а поскольку у вас нет чувства вины, боли, сострадания, которых вы начисто лишены, вы будете оставаться тем, чем вы есть – бездеятельными соучастниками.
С уважением, А.К.».

Трампомания. Мои пять копеек.
skorkin_k
Написал тут текст о трампообразных литературных президентах Америки.

Успех популиста из Луизианы, сенатора-демократа Хью Лонга, встревожил писателя Синклера Льюиса, социального критика и первого Нобелевского лауреата в американской литературе. Лонг, лидер движения Share Our Wealth (которое финансировал гангстер Фрэнк Костелло), сочетавшего правую и левую демагогию, собирался бросить вызов президенту Франклину Делано Рузвельту на выборах 1936 года. Льюис оперативно написал роман о том, что будет, если на выборах вместо реформатора Рузвельта победит безответственный демагог. В книге его зовут Берзелиос «Базз» Уиндрип, он лидер «Лиги забытых людей», которая обращается к «маленьким американцам», обещая каждому из них пять тысяч долларов безусловного дохода за счет урезания сверхдоходов богачей

В американской фантастике есть и совершенно отмороженные версии прихода к власти «плохого президента». Свежий пример — роман Гарри Тертлдава, где президентом США становится Иосиф Джугашвили. По сюжету романа родители Сталина переселились в Америку и «Джо Стил» вырос настоящим американцем. Тем не менее, стать тираном Джугашвили удалось и за океаном. Начав политическую карьеру, Джо Стил стал сенатором-демократом от Калифорнии. В 1932-м, накануне выборов, при странном пожаре погиб Франклин Рузвельт и его жена, демократы выдвинули своим кандидатом амбициозного Стила

iCthulhu
skorkin_k

(no subject)
skorkin_k
Foreign affairs сделал исчерпывающий прогноз на будущее России, почти как Прасковья Мамонтовна.
"Короче говоря, Россия либо на опасном пути, либо нет. Она близка или к переменам снизу, или к дворцовому перевороту. А может, ни к тому, ни к другому". Тут ни прибавить, ни убавить.

Трест Мюнценберга
skorkin_k
(глава из биографии Артура Кёстлера)

Во время путешествия в СССР коммунистические иллюзии Кёстлера значительно пошатнулись – вместо победившей Утопии он увидел бедную, несвободную и неуютную страну, в которой сформировался новый привилегированный класс в лице партийной бюрократии. Однако, вернувшись в Европу, перед лицом победы Гитлера, Кёстлер забыл обо всех своих сомнениях и с головой окунулся в антифашистскую борьбу. Здесь он попал в поле притяжения Вилли Мюценберга.
Мюнценберг был ключевой фигурой пропаганды Коминтерна, ориентированной на западные страны. «Трест Мюнценберга» был уникальной фабрикой пропаганды, контуры, заложенные ею можно увидеть по сей день в деятельности российских пропагандистских структур, таких как Раша Тудей, успешно работающих с западным общественным мнением.

Read more...Collapse )